Запоздалые воспоминания о февральском КЛФ «Аю-Даг»

Отчёт об очередной нашей встрече я, по своему обыкновению, передержала до его полной непригодности. Тем не менее, считаю необходимым изложить здесь кое-как сшитые обрывки того, что мне угодно было сохранить в памяти. А дабы вновь не засветиться в незавидной роли Томаса Гавка, я постараюсь умерить мой врождённый сарказм и повествовать о делах клуба как можно более пушисто и белоснежно…


13 февраля сего года фантасты и им сочувствующие из Всекрымского КЛФ «Аю-Даг» встретились, по традиции, возле кинотеатра «Симферополь» в одноимённой столице. Был день масленичного гулянья, площадь наводняла толпа; артисты распевали что-то громкое, разудалое и, по-видимому, народное, земля под ногами вибрировала и, кажется, понемногу даже начинала проваливаться, словно на репетициях местечкового «2012». Из соседнего сквера доносились металлические звоны и лязги — там виртуозы кузнечного дела выставили на всеобщее обозрение своё огненное ремесло.

Скромная группа фантастов сумела выбраться из этого дьявольского веселья, на диво не пострадавши, да ещё и унесла на пластиковой тарелочке угощенье — бледную стопку блинов. По дороге в библиотеку им. В. Жуковского масленичные трофеи были почти полностью уничтожены.

Заседание открыли Светлана Позднякова и Глеб Гусаков: они конспективно отчитались о поездке на конференцию «Басткон», рассказали о её интересностях и персонах. Аюдаговцы твёрдо уяснили, что хотя гелий-3 на Луне добывать и невыгодно, но зато литературной сказке как жанру профессионалы предвещают блистательную будущность. На «Бастконе» Глеб с Игорем Минаковым воспользовались случаем ещё раз обкатать свою статью «Фантастика: ожидание чуда» (крымчанам её рукописный вариант был презентован в декабре — под названием «Утоление жажды»). По словам Глеба, «народ проникся».

Пока заботливые библиотекари и Наташа Гук разносили по залу кружки с горячим чаем, воображаемый микрофон был передан основному докладчику — Марии Лиманской, молодому автору из Симферополя.

masa_limanskaq_fotka

Предполагалось, что она разрешит, в конце концов, априорно неразрешимую проблему и даст более-менее путное определение жанру (чёрт с ним, пусть будет жанр) фэнтези — именно так было проанонсировано её выступление. Мария, однако, предпочла не заморачиваться с базовой дефиницией, и взглянула на объект своего исследования более глобально. («А определение фэнтези мы так и не услышали», — неожиданно пригорюнился над овощным салатом Макс Хорсун, когда мы уже сидели в ресторанчике «Субмарина»).

Поскольку доклад вывешен на сайте и всем доступен (http://audag.org/?p=801), я не буду на нём подробно останавливаться. Думаю, намного важнее познакомимся поближе с докладчиком — как-никак, новое лицо в нашем маленьком коллективе.

Мария Лиманская по образованию филолог, закончила Таврический национальный университет им. Вернадского в Симферополе. Пишет стихи и прозу. Как и многие другие полуостровные фантасты, в 2000-е годы она прошла через «творческие лаборатории» Клуба Фантастов Крыма, детища Валерия Гаевского. Мария руководила Коктебельским филиалом Клуба, интеллектуально содействовала выходу клубного альманаха «Фанданго»; в 2008 году ей довелось практически в одиночку заниматься организацией фестиваля «Фанданго» в Коктебеле. Сейчас она активно участвует в издании альманаха «45-й меридиан» — проекте Натальи Гук и Николая Немытова. Наиболее полную подборку рассказов Марии можно прочитать на Прозе.ру: http://www.proza.ru/avtor/mara666.

Два года назад в Симферополе под эгидой КФК увидела свет первая книга Марии Лиманской — «Охота ведьмы» (для оформления обложки использована картина бахчисарайского художника Александра Жмайло «Женщина с красной рукой»).

mariq_limanskaq

Ни о каких диких ловитвах здесь нет ни строки, хотя магинь и колдуний на страницах сборника — предостаточно. В книгу вошли написанные возвышенным языком фэнтезийно-мистические рассказы и этюды, небольшая поэтическая подборка и — самое, пожалуй, ценное! — две статьи: «Философия тьмы в современной фэнтези» и «Мифологические мотивы в литературе фэнтези». Насколько мне известно, в пределах Крымского полуострова почти никто всерьёз не занимается фантастоведением — ни историей, ни литературоведческим анализом, ни библиографией. (Справедливости ради упомяну всё того же Валерия Гаевского, издавшего в 2004 году беспрецедентный для наших широт справочник «Кто есть кто в крымской фантастике». В этой книжке, помимо прочих любопытных материалов, опубликована статья писателя и филолога Дмитрия Синицы «Жанр «фэнтэзи» в контексте кризиса картезианской схемы универсума» и солидный очерк Виталия Бабенко, посвящённый легендарному сборнику 1983-го года «Фантавры»).

Марии, ещё на стадии студенчества, пришла в голову счастливая мысль — соединить приятное с полезным и официально протащить излюбленную фантастику в свои учебные изыскания. Доклад, который она представила «Аю-Дагу», — её дипломная работа и, между прочим, основа будущей диссертации. Само собой, нам не пришлось выслушивать все 80 страниц. Мария выжала из диплома самое существенное. Мотивы и образы, присущие классическому и современному фэнтези, она сопоставила с различными типами мифов (космогоническими, дуалистическими, героическими и др.), а также уделила значительное внимание мифологическим персонажам и волшебным существам, населяющим фэнтезийные миры. Не обошлось, само собой, без священного пропповского структурализма — при сравнения фэнтези с волшебной сказкой.

В скобках замечу, что Мария — далеко не первый студент, построивший свои учебные проекты на эталонных творениях писателей-фантастов. И это хорошо. Помню, с каким удовольствием я читала дипломное сочинение В.А. Кувшиновой «Феномен романа «Властелин Колец»», написанное под руководством замечательной филологини Александры Леонидовны Барковой и опубликованное в сборнике «После пламени» (Москва — С.-Петербург, 2004, серия «Толкин и его миры»); его можно найти и в Сети:  http://mith.ru/alb/tolkien/phenomen.htm. А специфику поэзии фэнтези я зацепила (весьма неуклюже, как я теперь понимаю) в своём собственном дипломе, когда судорожно стремилась под любым предлогом выдраться из тесных рамок журфака…

В качестве оппонентов на защите диплома… то есть доклада Марии, выступили Глеб, Петрович (Дмитрий Барздун) и Шер Исаматов. Небольшой диспут развернулся вокруг того, какое именно мировоззрение лежит в основе фэнтези — языческое или христианское? Ведь наличие в сюжете эльфов, драконов и прочей мифологической кунсткамеры автоматически не обеспечивает фэнтезийному произведению языческую прописку, и католическое фэнтези Дж. Р. Р. Толкиена — тому пример. Интересная мысль пришла в голову Шеру: он предложил рассматривать фэнтези как совокупность дискурсов, которые базируются на теологическом фантдопущении. Отличная формулировка, на мой взгляд. И хотя эта идея тоже вызвала возражения аудитории, Мария и Шер продолжали обсуждать метафизические аспекты фантастики даже тогда, когда клуб уже вытряхнулся из библиотеки и отправился в «Субмарину».


7 комментариев

Комментирование закрыто.