Ритта Козунова: «БЕЛАЯ БИТВА»

(роман, 15 а. л.)

Вообще-то свой текст надо подписывать в файле. Имя и фамилия автора, потом название, потом текст. Это общее правило оформления рукописей.

Предисловие — просто лишнее. Оно только портит восприятие текста. Куда интереснее, когда секреты теллурийцев раскрываются постепенно, в тексте. Тем паче, что в романе потом раскрывается все, что написано в предисловии — причем куда художественнее и интереснее. Так зачем это предисловие вообще нужно? На наш взгляд, его надо вообще убрать — так будет только лучше.

Начало — довольно бойкое, живое и интригующее.

Но дико затянута «середина» романа, составляющая бОльшую часть текста. (От момента, когда Танчо «воскресили» — и до начала диверсий против колонистов и военных.) По большому счету, на всем этом огромном пространстве текста не происходит практически ничего! Каждый отдельный фрагмент (пейзаж, размышление, воспоминание и т. п.) сам по себе достаточно хорош, но если читать все это вместе и подряд — получается невыносимая тягомотина!

Хороши первые три главы и две-три главы в конце (исключая самый финал: он скучен). В середине — провал. Все очень красиво и философично, но совершенно бездейственно, из-за чего — скучно. Финал кажется искусственным и излишне пафосным. Эдакое «благорастворение воздусей и во человецех благоволение». Редкий случай: хороший, красивый и образный язык, и — скучный роман.

Вышеуказанные главы в начале и в конце читаются с интересом, вызывают сопереживание. Эти главы словно другой человек писал. Но при этом именно в них — больше всего ляпов, корявых фраз, ошибок и опечаток. Заметно больше, чем в основной, скучной части текста, где ляпов и опечаток почти нет.

Фактически сюжет довольно долго имеет подчиненное значение. С его помощью нам просто показывают мир, сплетенный из Японии, Китая, индейцев, ацтеков, майя… И начинаешь скучать. Перебор по незнакомым словам. Отсутствие конфликта, ведущего сюжет. Конфликт то всплывает, то опять тонет в описаниях.

Такое впечатление, что экспозиция занимает половину романа, минимум.

Пафос, пафос, пафос. Сплошные философские размышления. Кругом одни философы.

В итоге — этнографическое исследование с огромными философскими отступлениями, ни слова в простоте — и при легком налете художественной литературы. Конфликт, событийный ряд, тема-идея — все служит лишь поводом описать еще один аспект цивилизации «индейцев» и процитировать, скажем, Дао-дэ-цзин.

При том, что написано хорошо, красивый язык (хотя и во многом заимствованный), трогательные идеи — у произведения нет позвоночника.

Много весьма эклектичной философии, мистики и космогонии — японской, индейской и т. д. Все это хорошо, но это все — чужое. А свое — где?

В тексте (особенно в начале) немало ошибок (не опечаток, а именно ошибок): автор путает «не» и «ни», слова, пишущиеся слитно и раздельно («на встречу» когда по смыслу фразы должно быть «навстречу» и т. п.). Опечатки тоже попадаются. Периодически встречаются корявые фразы, хотя их относительно немного.

Больше всего корявых фраз в начале текста. Дальше они пропадают. Но к концу, когда снова начинается хоть какое-то действие — появляются вновь. Однако в литературном смысле язык хороший. Странная особенность: чем больше действия — тем больше корявых фраз, неточностей и ошибок с опечатками. Там же, где действия почти нет: пейзажи-философия-размышления-сны-этнография — там язык совсем хороший, огрехов почти нет.

Заметки на полях:

— С чего бы это мечникам Теллури цитировать Сунь-цзы? А потом евангелие от Матфея и пр.? В целом предыстория мечников — самураи, ниндзя… — пестрит штампами. Такого добра в фантастике было навалом.

— Крутизна Танчо растет с каждой страницей. Начинает раздражать. А главное, убивает желание ему сочувствовать, за него переживать.

— Хороший, умный подбор эпиграфов и внутренних цитат вступает с противоречие с многими штампами боевой фантастики, которыми изобилует роман. Эпиграфы — для одного читателя, крутизна и штампы — для другого.

— История уничтожения индейцев, перенесенная в космос, трогает. Но перебор с необычными названиями — начинаешь путаться.

Манера боя, которой пользовался Танчо, напоминала шаолиньский стиль «байхэ» — «Белый журавль». Стиль Журавля — открытый, прямой и целеустремленный — был полной противоположностью таинственному стилю змеи.

— С чего бы это теллуриец знает шаолинь-цюань?

— Супергерой с тяжелым прошлым плюс туповатый силач плюс мудрец-утилити… Штамп.

— Хорошо получился Зокти. Убедительно показана постепенная перемена его мировоззрения и то, как в человеке пробуждаются лучшие стороны его характера (души). Он вообще очень живой и вызывающий симпатию. А вот главный герой — типичный страдающий супермен. А при нем — учитель Йода (ох, нет, не Йода — Цола!). Но уж больно напоминает: «Светлую сторону Силы используй, юный подаван!».

А сэйджи — ну натуральные эльфы! Из-за этого от них попахивает штампом.

Шеи у теллурийцев длиннее, чем у нас, и более гибкие, так что они без труда могут заглянуть себе за спину.

— При шестикратной по отношению к Земле силе тяжести это маловероятно. Какими мощными тогда должны быть мышцы и кости длинной шеи, чтоб она не сломалась при такой гравитации?! А при столь мощных мышцах и костях гибкость и возможность заглянуть к себе за спину обеспечить нереально. Либо тогда надо где-то указать, что биохимия теллурийцев совсем другая, из-за чего их тела (и в первую очередь кости) намного прочнее, чем у землян, — при сравнимой массе.

Прямо на встречу ему двигался патруль комендатуры. Зокти стал тревожно озираться и боком втиснулся в приземистую дверь, едва не сбив покосившуюся вывеску.

— Это явные признаки испуга. А он ведь ничего не боится! И «навстречу» в данном случае — слитно.

«веселые дома», «слишком назойливую смазливую мордашку»…

— Теллурийцы, судя по прологу и дальнейшему тексту, гермафродиты. А тут явный намек на «сексуальные услуги». Нестыковочка. Либо надо здесь или позже объяснить, что имелось в виду, если речь шла НЕ о проституции и публичных домах — либо это откровенный ляп.

…крысиного яда, ящериц, лягушек и змей, а также более 800 стеклянных стаканов и примерно тридцать кирпичей.

— Кто и зачем его таким кормил? Ведь земляне должны были предполагать, что пленник может от такой «диеты» дать дуба. А он явно был нужен им живым для допросов и получения информации. Где логика?

Когда он приходил в себя, ему оставалось только ругаться на всех восьмидесяти трех языках и ста диалектах, которые он знал в то время.

— Это каких же? Выше говорится, что все теллурийцы говорят на одном языке. Неужели он выучил столько языков во время пребывания на Земле? Когда успел? И зачем — столько? Ладно, дальше написано, что память у него превосходная. Допустим, и талант к языкам есть. Но где он успел найти столько разноязыких землян, чтобы выучить все эти языки и диалекты? Он что, вообще больше ничем на Земле не занимался? Ведь он тогда еще не вошел в братство Памяти? А если вошел — то знал бы и куда больше языков (да практически все, какие есть!) — раз в Памяти доступна любая информация.

— Читаем. Все красиво и очень поэтично, но начинает утомлять. Перебор с красотой, пейзажами, поэтикой и философией. Все хорошо в меру. Плюс огромное количество малоизвестных (и совсем неизвестных) читателю слов на разных языках. Сноски не спасают.

— Читаем. Очень много долгих философских рассуждений об одном и том же, пейзажей, снов, разных утонченных красивостей и пафоса — и абсолютно ничего не происходит. То есть, ВООБЩЕ ничего!

Вспоминается анекдот про женщину, которая при явлении мужа спрятала любовника в шкафу с духами и прочей парфюмерией. Когда муж наконец ушел, она открывает шкаф, а оттуда выпадает чуть живой, совершенно одурманенный любовник. Она к нему: «Милый, что с тобой?! Тебе плохо? Чем тебе помочь?» А он в ответ: «Дай мне немножко дерьма, чтобы перебить этот запах!»

— Очень много повторов одних и тех же рассуждений и мыслей разными (а иногда и одинаковыми) словами.

— Затянувшиеся этнографические экскурсы начинают утомлять. Еще раз: все хорошо в меру! Тут же меры и близко нет.

— Розы, можжевельник, шиповник, платан, бук… рысь, скунсы, олени, медведи, кабаны… На другой планете? Откуда? Или это местные аналоги? При том, что местные разумные аборигены на землян мало похожи. А животные и растения, значит, не просто похожи, а в точности такие же! И называются так же. Что-то не верится, да и законам эволюции противоречит.

Трудно было представить, что сейчас на Нерте расположилось два летных полка, полсотни кабаков, двенадцать борделей и гарнизонная гауптвахта.

— Действительно, трудно! Какие, к черту, бордели, если у теллурийцев нет полов, и они — гермафродиты?!!

ЭМИ (электромагнитный импульс)

РЛС (радиолокационные станции)

— Не стоит давать в тексте аббревиатуру и тут же — расшифровку. Похоже на цитаты из технического справочника.

Танчо раскрыл для них ту часть знаний мечников с Журавлиного холма, которую можно охарактеризовать, как умственный шпионаж. Владеющий этим искусством — идеальный агент, способный незамеченным бродить по миру. В частности, он способен описывать объекты, в т. ч. военные, находясь на значительном отдалении от них. А также осуществлять скрытый контроль над противником, например — получать от него информацию, минуя его собственное сознание. Таким образом, он может узнавать, какие мысли вертятся в головах вражеских политических лидеров и высших офицеров. Более того, владеющий искусством Белой Битвы способен влиять на расстоянии на поведение человека и принятие им тех или иных решений.

— И почему при таких умениях мечники позволили себя уничтожить?!! Достаточно было изменить одно-два решения в головах высших руководителей — и их бы никто не тронул!

Но я  видел на вершинах гор отпечатки медуз, выброшенных на берег 700 миллионов лет назад.

— Вообще-то от медуз отпечатков на камне не остается.

У Танчо, к примеру, было шестеро братьев, и он точно знал, что сейчас те из них, кто еще жив, находятся на службе у объединенного правительства Теллури, но с не меньшей долей вероятности кто-то из них работал и на Землю.

— Братья в нынешнем рождении, надо понимать? То есть, теллурианцы могли работать на землян? Далее по тексту это подтверждается. Но это уж как-то слишком… Да и как их могли завербовать? Ну, пускай у мечников с верностью и предательством свои особые отношения (и то, вряд ли — до такой степени!). Но как земляне смогли вычислить именно их и предложить сотрудничество? Что предложили взамен? А другие теллурианцы, судя по всему, вряд ли предали бы свою расу.

Рыцари ночи потихоньку опекали Бойце, хотя он честно исполнял свою часть работы — несмотря на то, что душа его не лежала к ней. Он был из тех, кто любит не разрушать, а строить; не подавлять, а поднимать. Поэтому ему не доставляли удовольствия их ловкие набеги, вносившие панику и разброд в ряды противника.

— Но ведь перед этим Бойце и его люди занимались практически тем же самым: разнообразными диверсиями! Бойце сам об этом рассказывал и едва ли не хвастался этим! Значит, подобная деятельность должна быть для него не в новинку. И вообще, не совсем понятно, чем, в принципе, их теперешняя деятельность отличается от предыдущей деятельности Бойце и его людей? И зачем им тогда так сильно понадобился Танчо? Было очень много разговоров о высоком — а на деле все свелось к банальным диверсиям, не особо отличающимся от предыдущих.

Сводные братья муравьев — термиты — не стали утруждать себя преодолением препятствий. Они попросту выгрызли бетонную стену, чтобы опустошить склад, в том числе две канистры с вином — после чего, воодушевленные, отправились закусить. На закуску пошли асбест, стекло и даже припой консервных банок.

— Крутые у них термиты! Сразу видно — инопланетные.

— Женщина, даже с учетом всех соответствующих обстоятельств, поначалу ведет себя совершенно неестественно. Просто психопатка какая-то! И обычной истерикой это не объяснишь. «Внутренняя сила» давит? Может быть, но как-то все это неубедительно выглядит. Еще и этот Фиолетовый… то есть, сиреневый луч, который она сгенерировала. Сразу вспоминается доморощенная эзотерика не лучшего пошиба, и к происходящему начинаешь относиться крайне скептически.

И вообще, эта женщина с ее сиреневым лучом — типичный «рояль из кустов», или, если угодно, «бог из машины».

…сэйджи, которые жили лет триста…

— Вроде бы, ранее в тексте говорилось, что сэйджи живут значительно дольше?

— Несколько кусков (в частности, о дальнейшей судьбе женщины) даны совершенно конспективно. Что полностью выбивается из общего стиля, которым написан роман. Манера, стиль, способ построения текста резко и необоснованно меняются.

Бойце не стал выяснять, почему Кумавака не посоветовался с ним и зачем было лезть именно к диверсантам, от которых воины Радуги не раз ускользали.

— То, есть, диверсанты за ними раньше уже гонялись? Вообще-то это совсем не дело для диверсантов — гоняться за другими диверсантами. Для этого существуют совсем другие войска и подразделения.

…за ними в погоню выехало 5 джипов и 15 бронетранспортеров —  всего 500 человек…

— Это по непроходимым лесам и горам-то? На джипах и бронетранспортерах? Это в далеком будущем, когда освоены космические перелеты — военные все еще ездят на джипах и бронетранспортерах, как сейчас? «Не верю!» (с) Станиславский. Кстати, а сколько у них людей в бронетранспортер вмещается? Получается, более 30? Что-то многовато! И на такой махине по лесам и по горам?!! Не пройдет. Однозначно. Или воины Радуги такие идиоты, что отходили по пути, проходимому для бронетранспортеров?!

…столь мощный  ответ на нападение воинов Радуги  во многом обусловлен серией терактов, которые устроили они втроем  с Бойце и Невидимым Чертом.

— Не терактов, а диверсий. Они ведь портили имущество, технику и т. д., но никого не убивали. Это — диверсии. А теракт — это убийство.

Когда бронетранспортеры стали погружаться в трясину, эскадронам пришлось спешно покинуть их.

— Неужто раньше нельзя было завести врагов в места, непроходимые для техники? Судя по всему предыдущему тексту, такие места вокруг — сплошь. Куда труднее найти место, где техника может пройти!

У него в запасе было порядка тридцати приемов рукопашного боя, отработанных до автоматизма.

— У такого супер-пупер-воина, как мечник Танчо, их должно быть больше. Да и вообще, с такими ментальным способностями, как у воинов Радуги и Танчо, плюс еще «свист сэйджи» и инфразвуковые вопли утилити — да они без всякой рукопашной легко обратили бы врагов в паническое бегство! Из всех способов воздействия в итоге был выбран самый примитивный и наименее эффективный. Или автору просто захотелось вставить сцену мордобоя? И куда же тогда делись все великие и красивые философские принципы, которые наши герои исповедовали и долго друг другу пересказывали? Выходит, вся эта их философия на практике гроша ломаного не стоит? Ну ладно, Танчо, как он сам о себе думает, «единственный представитель зла, который сейчас сражается на стороне добра». А остальные? Убивать они, значит, не могли, а бить и калечить — запросто! А это ведь не бездушные железяки ломать! Всерьез ударить другого человека — и сейчас, в наше столь поносимое время, не у всякого рука поднимется. Так это мы (в широком смысле), далеко не совершенные люди. А они все из себя такие продвинутые и высокодуховные — и вот, пожалуйста, без колебаний ввязались в банальный мордобой.

Кстати, «Он единственный мог убивать, в отличие от воинов Радуги.» А подставлять вертолеты противника под огонь «своих» же, зная, что при этом погибнут люди — это как? Если убивать не своими руками — тогда — запросто? Вот такая, выходит, у них «высокая духовность»? Это, вообще-то, называется лицемерие. Двойная мораль. А еще точнее — «двоемыслие» — по Оруэллу.

— Почему бы просто тихо не исчезнуть, оставив врагов в темноте, без связи и без транспорта выбираться из болота?

Нельзя сказать, что он совсем не чувствовал боли, однако не так мучился, как Танчо.

— А Танчо, с его ментальными и прочими умениями, выходит, не мог «отключить» или хотя бы ослабить боль? Такие техники известны даже сейчас. И это крутой мечник? Совершенно неправдоподобно!

Воины Радуги не потеряли ни одного человека убитыми…

— Ну как же! Они круты, круты, круты! Совершенно неправдоподобно.

— Диалог двух «дорожников» хорош. Несколько излишне утрированный, но в целом — хороший! Живой.

…пытаясь достать из-за шиворота какое-то слишком непоседливое насекомое. […] Марк только молча следил, как отвратительное паукообразное

— Паукообразные к насекомым не относятся. Марк, конечно, мог этого и не знать, но текст-то — от третьего лица. То есть, от автора.

На рисках всегда имеется некоторое количество дезертиров…

— Наверное, все-таки «на приисках»? Надо внимательнее вычитывать текст! Таких огрехов довольно много.

А вообще эта глава читается куда интересней и живее, чем практически все главы про Танчо на Лакине.

Недавно отвоеванная землянами часть спутника стала плацдармом для новых набегов на телурийцев. Колония пришельцев с Земли, обосновавшаяся на Нерте, состояла в основном из экипажей военных кораблей и персонала по их обслуживанию. Некоторые жили здесь с семьями.

— То есть, на спутнике окопались и земляне, и теллурийцы? Значит, война там должна идти постоянно! Какой же идиот привезет свою семью в район боевых действий?! Один хороший ракетно-бомбовый удар из космоса — и всей колонии конец! (Хоть земной, хоть теллурийской.) Кстати, странно, почему они еще не стерли друг друга с поверхности спутника?

Эти существа назывались квартероны, поскольку считалось, что они на четверть теллурийцы, а остальное радушно отдавалось землянам. Те, в свою очередь, считали наоборот — что квартероны на четверть земляне, а все остальное у них — от уроженцев Теллури.

— Гибриды землян и теллурийцев? Существ с разных планет, наверняка с разным метаболизмом, с разными ДНК, с разными способами размножения, наконец?! И как же получились такие гибриды? Разве что методом генной инженерии вывели, лабораториях. И то — сомнительно. Но «естественным» путем они точно получиться не могли! А если зачем-то вывели — то почему их не изучают или не используют для того, для чего их выводили? Не ставят на них опыты, не используют, как солдат, не засылают к врагу, как шпионов или диверсантов, или еще что? Почему они ведут жизнь бомжей-клошаров-изгоев, до которых никому нет дела?

И если квартеронов все так презирают, могут запросто убить и т. д. — то почему через них идет вся контрабанда на спутнике? Кто бы доверил грязным, презираемым и жуликоватым бомжам заниматься столь важным и прибыльным делом? Ведь доставляют контрабанду явно не они.

— А вообще глава 16 (про инженера Настаджо и квартерона Этлу) — хороша! Есть сопереживание. Может быть, немного пережато по сантиментам — но в целом хорошо. Есть только один недостоверный момент: слишком уж быстро Настаджо проникся симпатией и доверием к квартерону. Фактически привел в квартиру бомжа — и на следующий же день оставил на него квартиру, дал свою кредитную карточку… Какой бы он ни был хороший человек (не зря его позже прозвали Святым), это выглядит не слишком правдоподобно. Ладно, уже потом — в Скрытом городе, где все сплошь добрые и высокодуховные. А до того? Откуда такая доверчивость и наивность в его предыдущей жизни? При таком характере его бы давно «съели» на работе, присвоили бы все его изобретения и т. д.

— Откуда воины Радуги (которые спасли квартерона) объявились на спутнике? Что они там забыли? И как туда попали?

— Город в горах называют то Скрытым, то Тайным. Лучше все время называть его Скрытым — чтоб не возникало невольных ассоциаций с Тайным городом Вадима Панова. А лучше вообще придумать какое-то другое название — не столь банальное и лежащее на поверхности.

В нем, как в каждом Странствующем Доме, вскоре поселились птицы — дневные и ночные, деловитые белки и скрытные летучие мыши, жуки, бабочки, ящерицы и прочий мелкий лесной народец — чтобы не скучно было людям.

— Да уж, с таким количеством живности скучно точно не будет!

— Ты только моих ребят вином пои в меру, — охладил его лесной воин. — А то их утром не добудишься.

— Но ведь ранее говорилось, что воины Радуги спиртного не пьют!

Заставить Этлу делать то, что он не хотел, было невозможно.

— Так ведь ранее говорилось, что они в Скрытом городе все так живут: каждый делает только то, что хочет делать. И никто никого не заставляет!

Глава 18 (последняя): Слишком конспективно (и — парадокс! — одновременно цветисто) по действию, слишком пафосно по стилю и содержанию.

Корявые оборотцы:

Штурмовики вообще отличались снисходительностью к человеческим мелочам…

— Как-то не по-русски.

Балка, под которой устроился Зокти, с лязгом впечаталась в пол. Пыль взметнулась, образовав коктейль с остатками изоляции.

— Чиспа, ты живой? — поинтересовался Зокти.

— Если он сидел ПОД балкой, как дано в тексте, балка должна была упасть на него. Если упала рядом — значит, он все-таки не совсем под ней сидел.

Он мог ухитриться, чтобы кровь не текла, когда ему наносили раны.

К примеру, он съел немало серной кислоты…

— Ему ее что, твердой давали? Замороженной? Наверное, все-таки «выпил»?

Но лишить их чести было не так просто, как и завоеванной годами доброй славы.

Оно поразила врага и преобразила его. (поразилО и преобразилО)

…а порой совершают прыжки через расселины, которым позавидовала бы пума.

— Чему позавидовала бы пума? Прыжкам или расселинам?

К счастью, оба они умели видеть в темноте, а то бы им пришлось несладко в первозданной темноте пещер.

— Два раза «темнота» в одной фразе. Одно из одинаковых слов надо заменять на синоним. «Мрак», например.

Дорогой им служило высохшее русло реки.

Камни, сглаженные вечным скольжением воды, теперь высохли и побелели, будто старые кости. Все здесь напоминало о бурных потоках, которые исчезли в прошлом, о силе и нежности струй, которых больше нет, о шуме водопадов, которые умолкли. Душа человека бывает похожа на иссохшую реку: лишь пустое русло воспоминаний белеет в ней, но вода жизни больше не воскресит берегов.

— Повторы (выделено жирным). Надо бы заменить на синонимы или переработать фразы целиком.

Я чувствую, как истекает кровь…

— Правильно: «истекаю кровью».

Зокти очень старался, и он все же успел.

— Корявая фраза. Как минимум, «все же» — лишнее.

Некоторые морские обитатели растут всю жизнь, и если не погибают насильственной смертью, то могут достигнуть ошеломляющих размеров. На Земле они бы не смогли выдержать собственный вес, да и прокормить себя. Но Океан беспредельно щедр, и ничто не сдерживает свободного движения тех, кто обитает в его пространстве.

Танчо стоял на краю обрыва, подставляя себя морскому ветру и вглядываясь в огромный горизонт. Он поначалу принял за подводный риф, о который разбиваются волны, гигантскую стаю играющих дельфинов. Их были тысячи. Стая растянулась на несколько километров.

— И при чем тут первый абзац ко второму? Какая связь?

…без каких-либо сомнений заезжал под дых и ниже пояса.

— «Заезжал» — в данном случае не слишком уместный глагол.

Челюсти с лязгом сомкнулись на вражеской руке, державшей лопату. Рука хрустнула вместе с древком.

— Это как? Технически невозможно. Либо перекусить руку — либо ручку (а не древко!) лопаты. Одновременно и то, и другое — не получится.

Северин Скволиш без интереса жевал белковый брикет.

— А что, оный брикет можно жевать с интересом?

Он ухитрялся заваривать кашу из пыльцы, делать пюре из густой мякоти фруктов и готовить салаты из всего, что попадалось под руку.

Этле пришлось смириться с тем, что огонь чужд Лакине.

— Как же заваривать кашу — без огня? Тогда уж просто — «готовить».


3 комментария

Комментирование закрыто.