Марина Дробкова, Юлия Гавриленко: «ЛАБИРИНТ СУЩНОСТИ».

(роман, чуть меньше 12 а. л.)

Название — «Лабиринт сущности» — тяжелое и непривлекательное. Пахнет книгой по эзотерике, типа «Коррекция кармы».

Общий стиль, к сожалению, плохо выражен. Не видно яркой индивидуальности автора (хотя местами она проступает, но — нечасто). Периодически вылезает суховатый безличный стиль «отчета», канцеляризмы.

Нелогичность / недостоверность: за несколько дней создать сложнейшую компьютерную систему диагностики «паутины» — и чтобы она с первого же раза успешно заработала. Андрей сто раз повторял, как это сложно, сколько параметров надо учесть и т. д. — а тут раз-два, и все сделали, без единого сбоя, глюка, без проб и ошибок, с первого раза. Не бывает! Понятно, что описание более длительного процесса подготовки, разработки и тестирования затянет сюжет, но так получается недостоверно. С этим надо что-то делать.

А то — раз, и за три дня сделали супераппарат, и все получилось.

История про возникновение Лабиринта, про магов и людей — какая-то совсем уж детская, и совершенно не вписывается в роман. Опять же, до этого все это выглядело как более или менее НАУЧНАЯ фантастика, даже своя стройная система прорисовывалась. И вдруг — такое наивно-фэнтезийное объяснение, которое в итоге только все портит. Зря! Не монтируется оно сюда. Совсем.

Описание работы корректора, описание собственно системы корректировки — простоватое. А это ведь мощная наука на грани искусства. И так просто: нити, узелки — и все. А где специальная терминология? Где принципы, аксиоматика? — возникает недоверие…

Маги, люди, чистые маги, получистые, магглы и пр. — кажется, это только отягощает и портит финал. Лишнее? Да и вообще — акцент на магию как-то делает происходящее недостоверным, выбивается из повествования.

Шло повествование от первого лица — админа Стаса. Вдруг повествование стало идти от третьего лица, через восприятие Дениса и Андрея. Потом — опять Стас, и т. д. Это никак не оформлено — ни сменой глав, ни сменой частей, ни курсивами. Возникает дискомфорт. Кроме этого, части Андрей-Денис при изложении от третьего лица по языку ничем практически не отличаются от частей Стаса, где первое лицо и характер персонажа (простоватость речи этим обусловлена). Какое-то различие в принципе есть, но не слишком явное.

Надо как-то решать ситуацию.

Часть вторая — опять меняется точка описания. Дэн и пр. А язык описания опять не меняется.

Иногда текст идет «стихом» — по строке на абзац. Долго-долго. И это не добавляет выразительности, а раздражает. Это не действие, и не эмоциональность — это неумение найти подходящие выразительные средства.

И вообще — ближе к финалу из текста лезет схема, он начинает превращаться в упрощенный сценарий. Примерно там, где начинается главная беготня. Все начинает идти «галопом по европам» — скомканно, почти конспективно.

Затянутые финал и развязка.

И перескок с одного героя на другого (со Стаса на Артура) вызывает некоторое недоумение. Грубо говоря: рассказывали 9/10 истории про одного героя (потом про двух: + Андрей) — а в конце раз, тех бросили, и досказали историю о другом герое (Артуре). Вроде как одни герои надоели, их бросили, взялись за другого — и почти сразу закончили. Сумбур, недосказанность, неудовлетворенность у читателя.

Заметки на полях:

Стас очень долго не понимает, что происходит, и кто такой Андрей. Слишком тупой? Он что, фантастических фильмов никогда не видел?

Он вообще туповат — попав в другой мир, раз за разом сомневается: у нас? Не у нас?

Описание драки Андрея с громилами — ну, допустим, ладно. Хотя то, что он демонстрирует — это не коричневый пояс и бокс, а уровень супермена, один против троих подготовленных. Но пузырь из жвачки вызывает сильные сомнения.

Изменение восприятия и речи после перехода между мирами, под воздействием песка из гармониума — хорошо!

По правому берегу тянулся пляж, по левому — завод полупроводников «Ангстрем». От него и получило название данное водохранилище, величаемое жителями «озером». Водоём образовался за счёт плотины, перегородившей речку Сходню. Парк Победы с каскадом фонтанов, лодочная станция — вот вам и место культмассового отдыха. На подходе к плотине — бетонные столбы. За них заплывать нельзя.

— Понятно, что герой иронизирует, но тут имеет место некоторый перебор с канцеляризмами. Вроде официального описания места из какого-нибудь краеведческого справочника.

— Сразу после армии мне удалось поступить в медицинский институт. Три года учёбы прошли совсем обыденно, даже нудновато. Но в конце третьего курса появились преподаватели из Академии Эссенс и предложили лучшим ученикам перейти к ним. А я всегда старался быть лучшим, ты же знаешь.

— Слишком казенно; похоже на отчет.

— Откуда вдруг взялось обращение «пан»? «Пан Латушкин», «пан Лебедев»? Ни до, ни после нигде такого обращения не было. Так с чего вдруг?

— Зачем Лебедев сам прибежал к штурмующим Контору? Прибор спасти хотел? Он что, совсем идиот, не понимал, что прибор спасать поздно, и надо спасаться самому?!

— Почему после погрома в Конторе туда не нагрянула милиция? Наши герои там сидят — после пролома стены, стрельбы и т. д.) — и никто им не мешает! Да и пожарные с милицией через час после большого пожара еще не уехали бы!

«Мегавселенная» — звучит слишком напыщенно, утрированно и почти смешно.

Дом двухэтажный. Впрочем, второй этаж — небольшая мансарда. Но для двоих постоянно живущих в нём человек — места до чёрта.

— Эти двое, что, постоянно в мансарде живут?

Корявые оборотцы:

Рядом стоял мужчина в бежевом костюме: высокий, светло-русый, со спортивной фигурой…

— фигура спортивная…

— На сайте случайно встретились. Последние десять лет почти не виделись — раз в год, и то не всегда. Оба трудимся, слишком заняты. К друзьям идёшь, когда очень плохо, или — когда хорошо. А в ежедневной рутине — некогда даже подумать о чём-то, кроме работы.

— «неживая» фраза.

… взял такую же, белую с золотым, карточку

— белую с золотОм

…получил по солнечному сплетению.

— в солнечное сплетение.

Миновав приветливого вида приёмную

— ???

Денис повёл Андрея длинным коридором сквозь анфиладу помещений…

— Или коридор, или анфилада — что-то одно.

…люди умудряются чирикать даже на каруселях…

— Наверное, все-таки «чиркать»?

— Кто тебя, кто тянул тебя за язык?!

— Ну кто, кто тянул тебя за язык?!

Или полуостров, я толком не знаю, чем отличается.

— Или полуостров, я толком не знаю, чем они отличаются.

Не сильно и удивительно, особенно после гигантских белок.

— Не так уж удивительно после гигантских белок.

О том, что в это время творилось в замке, я узнал несколько позже. А происходило вот что. Приехал самый главный трибунальщик — так называемый Первый, он же Макс…

— Не слишком удачный вариант перехода между «я» и описанием событий от третьего лица. Такое «забегание вперед» выглядит искусственно и не вполне уместно.

— В «трибунальных» сценах, когда подряд упоминаются Первый и Главный, читатель начинает путаться, кто из них кто, кто главнее, кто какую позицию отстаивает и т. д.

И это создание, собранное из чужих эссенций, чётко представляло, что ему стоит сделать.

— И это создание, собранное из чужих эссенций, чётко представляло, что ему нужно сделать.

Народу в церкви было немного: родители Дэна, мы с Андреем, Петер, Крыса, ещё один трибунальщик, Лена, директор института, где раньше работал Дэн, ещё двое портальщиков и Артур. И Ксана. Андрей сказал, что ей нужно обязательно сообщить.

— И зачем все это подробное перечисление?

…Артур — видимо, как приемник…

— прЕемник

…идёшь босиком по волнам.

— Это что, «по морю, аки посуху»?

(Разговор Стаса с Андреем, часть 3-я, глава 12-я):

— А их обеих я тоже поведу по мирам?

— Куда?!

Кого «обеих»? Зачем это «Куда?!» Какие-то совершенно невразумительные две строки.


2 комментария

Комментирование закрыто.